Подписаться arrow_upward

Гоша

Нефть смыла прибыль

В плюсе только валютные ПИФы


Минувший месяц оказался не менее провальным, чем февраль, так как к карантину из-за коронавируса добавилась торговая война между Россией, Саудовской Аравией и США за рынок нефти. Самыми убыточными были инвестиции в фонды, ориентированные на компании нефтегазового сектора, стоимость паев которых снизилась на 12–16%. Упала стоимость паев практически всех категорий фондов, за исключением тех, которые вкладывали средства в валютные активы — еврооблигации, золото. Но не столько из-за роста стоимости активов в валюте, сколько из-за стремительного роста курса доллара.

Двухмесячный провал

Результаты марта на рынке коллективных инвестиций с точки зрения доходов оказался еще более провальными, чем результаты февраля. Но другого трудно было ожидать — российский рынок пережил один из худших месяцев в своей истории. За первые две декады марта индекс Московской биржи обвалился на 25% и впервые с апреля 2018 года опустился ниже уровня 2100 пунктов. Даже с учетом последующей коррекции выше уровня 2500 пунктов, по итогам месяца индекс остался на 10% ниже значений конца февраля. По словам директора департамента управления активами «Альфа-капитал» Виктора Барка, падение происходит во всем мире и фактически во всех классах активов. «Причина — пандемия коронавируса, затронувшая все страны и грозящая вылиться в экономический кризис и уже спровоцировавшая кризис ликвидности, купированный огромными вливаниями со стороны мировых центробанков»,— отмечает господин Барк.

Вместе с тем, если в феврале убыточными были три четвертых фондов, то в минувшем месяце — только половина, хотя потери оказались более значительными. Потери понесли практически все категории фондов акций и рублевых облигаций. По оценкам “Ъ”, за минувший месяц вложения пайщиков в них снизились на 4–12% и 0,6–3,6% соотвественно. Не удержались в стороне и фонды смешанных инвестиций, потери которых оказались в промежутке между консервативными и рисковыми стратегиями. «В конце февраля доля акций в смешанных фондах была снижена с 50–70% до 30–50%, но фондов, которые бы полностью вышли в облигации, не было. Поэтому динамика фондов смешанных инвестиций немного хуже, чем у фондов облигаций»,— отмечает портфельный управляющий «Сбербанк Управление активами» Дмитрий Постоленко.

Нефтяные потери

По оценке “Ъ”, основанной на данных Investfunds, аутсайдеры остались прежними — отраслевые фонды, инвестирующие в компании нефтегазового сектора, либо фонды, основу которых составляют такие компании. Стоимость паев таких фондов снизилась за месяц на 12–16%. Основная причина — падение цен на нефть. По данным агентства Reuters, стоимость российской нефти Urals снизилась за март почти на 70%, до $15 за баррель. «Жесткие карантинные меры, приводящие к резкому сокращению деловой активности, для нефтегазового сектора усугубились отсутствием договоренности о продлении сделки ОПЕК+, что и привело к обвалу котировок нефти»,— отмечает аналитик «Газпромбанк — Управление активами» Илья Купреев. Заметно, 13–15%, потеряли в цене паи фондов электроэнергетики. Данная категория фондов в прошлом году была в лидерах роста, но в последние месяцы на фоне падения интереса инвесторов к рисковым активам, они попали под общую распродажу.

Для минимизации потерь управляющие ведут активную работу по ребалансировке портфелей. По словам начальника управления инструментов с фиксированной доходностью УК «Открытие» Василия Иванова, в случае облигационных фондов можно выделить шаги повышение диверсификации по эмитентам и увеличение вложений в облигации госкомпаний. «В ситуации финансового стресса важно, чтобы компании со слабым балансом, зависящие от милости рынков капитала, не занимали в портфеле ключевых позиций, ибо они могут кризис не пережить. Важна также диверсификация по отраслям, особенно для российского рынка акций, где по капитализации львиную долю рынка занимают эмитенты нефтегазового сектора»,— отмечает господин Иванов.

Валютные прибыли

Однако практически в каждой категории фондов нашлись и такие, что принес доход инвесторам. И все они были ориентированы на активы, номинированные в валюте. Наибольший рублевый доход принесли фонды еврооблигаций и драгоценных металлов — 4,5–15% и 11–20% соответственно. Этому способствовали не столько рост стоимости базового актива, сколько валютной переоценкой. По данным агентства Bloomberg, рост курса доллара по отношению к рублю за три месяца составил около 25%. «Мы видим, что положительную доходность в долларах сумели показать только ПИФы, инвестирующие в золото и другие драгоценные металлы»,— отмечает Василий Иванов.

В нынешних непростых условиях участники рынка с осторожностью подходят к рекомендациям. По словам Ильи Купреева, в ситуации неопределенности в отношении продолжительности пандемии коронавируса и периода сниженной экономической активности давать краткосрочные рекомендации довольно сложно. «Стоит присмотреться к облигационным стратегиям, а также смешанным фондам, в которых учтен баланс риска и доходности»,— отмечает Дмитрий Постоленко. Виктор Барк советует обратить внимание на фонды еврооблигаций, которые обладают высоким потенциалом роста, который будет реализован в момент восстановления рынка, и вдобавок защищают от ослабления рубля. К тому же интересными могут быть фонды высокотехнологических компаний, так как ИТ-сектор будет основным бенефициаром текущего режима удаленной работы за счет роста спроса на средства коллективной работы.

https://www.kommersant.ru/doc/4314418

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^